Реставрация рисунков Я.Ф. Шапшала

В марте 2018 года в мастерскую реставрации графики ГМИИ им. А. С. Пушкина поступили два рисунка Я. Ф. Шапшала: «Сбор яблок» и «Поднимающие знамя», выполненные в технике темперной живописи на картоне.

Заведующая отделом личных коллекций-хранитель Автономова Наталия Борисовна рассказала, что эти рисунки были переданы в дар ГМИИ в 1989 году сыном художника, известным швейцарским врачом, через советское посольство в Берне.  Художник Шапшал Яков Федорович (1880-1947) мало известен в России. Он учился в Петербурге и Париже, участвовал в Первой мировой войне, где был ранен, а в 1924 году принял голландское подданство. Его работы были выставлены в Парижском салоне и ряде галерей.

В музейное собрание два рисунка Я. Ф. Шапшала поступили свернутыми в жесткие рулоны, изображением внутрь. Такой способ хранения пагубно сказывается на красочном слое: от трения появляются осыпи, картон сильно деформируется. Свернутые в рулоны рисунки не позволяют безопасно провести фотофиксацию и визуальное описание сохранности, что необходимо для составления задания на реставрацию. Художник-реставратор 2-й категории, Шахалова Мария Александровна, проводившая реставрацию рисунков, предложила расправить их в увлажнительной камере, что было утверждено на реставрационном совете. Чтобы при подаче влаги не появились затеки, рисунки были уложены на гигроскопичную ткань. Количество влаги в камере увеличивалось постепенно, с 40 % до 75 %. По мере насыщения парами картон размягчался, на расправляющиеся части укладывались мешочки-грузики. Таким образом рисунки «выпрямлялись» в течение нескольких недель. Затем рисунки поместили на реставрационный стол между сукнами под доску, где они выдерживались две недели до полного высыхания. Влажные сукна менялись на сухие несколько раз.

По состоянию сохранности рисунков можно было выявить: общее пожелтение, загрязнение; ветхость бумажной основы; расслаивающиеся слои картона и многочисленные утраты основы по краям; сломы; проколы, осыпи красочного слоя. На рисунке «Сбор яблок» в нижнем правом углу остался гвоздь, видимо, сохранившийся от прежней монтировки.

Механическая очистка рисунка проводилась каучуковым ластиком, который не оставляет частицы в составе бумажной основы. Жесткие загрязнения были разбиты скальпелем. Для подклейки расслаивающегося картона и восполнения утрат основы использовался Methocel A4M, 4000 mPas, 3 %. Это быстрорастворимый средневязкий полимер метилцеллюлозы. Он легко обратим, клеевой шов при высыхании имеет матовую поверхность. Клей подводился кистью между слоями расслаивающегося картона. Утраты восполнялись бескислотным картоном такой же толщины и того же цвета, как и основа рисунка. Сломы и разрывы подклеивались реставрационной японской бумагой и расправлялись тефлоновой косточкой. Места склейки просушивались реставрационным утюжком через фильтровальную бумагу.

Для закрепления красочного слоя в местах кракелюра использовался рыбий клей 0,5%. В местах утрат красочного слоя наносился грунт, затем рисунок был тонирован темперными красками.

Рисунки удаленно увлажнялись в многослойном «сэндвиче» из Goretex (полиэстер-мембрана, пропускающий влагу с одной стороны) и Hollytex (100 % полиэстер, нетканый материал-подложка). После этого их поместили между сукнами под доску на реставрационный стол для полной стабилизации клея и расправления картона. Сукна менялись на сухие несколько раз. Через две недели листы были смонтированы уголками на бескислотный картон для последующего экспонирования и изучения исследователями.